Абу Сын Адама

Мусульманский фильм о бедняке, стремящемся воплотить свою мечту о хадже.

Абу и Айшу – пожилая мусульманская пара из керальского района Малабар. Всю свою жизнь они стремились жить так, как велит религия Ислам. Они вырастили сына, который уехал из страны и фактически отказался от родителей.
И теперь, когда в двери их хижины постучалась старость, у супругов осталась единственная заветная мечта – хадж.
Для поездки в Мекку требуется много денег, Абу хочет посетить величайшую для мусульман святыню непременно с верной спутницей жизни.
А для этого ему необходимо собрать достаточно большую сумму. Абу окружают хорошие люди, которые готовы помочь ему. Но иногда собственные желания становятся той преградой, перешагивая через которую человек духовно возвышается…

Индийская киноассоциация признала фильм лучшим среди 16 работ, выдвинутых на соискание почетного звания.
Помимо получения специальной награды жюри IFFI, «Абу, сын Адама» завоевал четыре национальные награды в номинациях «лучший фильм», «лучший актер», «лучшая операторская работа», «лучший музыкальный фон».

Джа’фар ибн Мухаммад передал, что его отец сказал: – Мы пришли к Джабиру ибн ‘Абдуллаху, да будет доволен Аллах ими обоими, кото­рый стал спрашивать людей, кто к нему пришёл, пока не дошёл до меня. (В ответ на его вопрос) я сказал: «Я – Мухаммад ибн ‘Али ибн Хусейн». Тогда он протянул руки к моей голове и расстегнул (сначала) верхнюю пуговицу, потом – нижнюю, потом прикоснулся ладонью к моей груди [сообщается, что так же поступал и Пророк, ﷺ, когда хотел благословить кого-либо] (а я тогда был ещё юношей) и сказал: «Добро пожаловать тебе, о сын моего брата, спрашивай, о чём хочешь», и я стал задавать свои вопросы (Джабиру), который в те дни уже был слепым. Когда настало время молитвы, он встал, кутаясь в своё одеяло, но каждый раз, как он набра­сывал его на плечи, концы (одеяла) снова опускались на прежнее место, поскольку оно было мало, накидка же (Джабира) (висела) сбоку от него на деревянной подставке (для одежды). Он совершил с нами молитву, (а потом) я попросил: «Расскажи мне о хаджже Посланника Аллаха, ﷺ». (Мухаммад ибн ‘Али ибн Хусейн передал, что после этого Джа­бир загнул) девять (пальцев) на руках и сказал: «Посланник Аллаха, ﷺ, прожил (в Медине) девять лет, в течение которых не совершал хаджжа, а на десятый (год) он объявил людям, что собирается совершить его [это было сделано для того, чтобы люди приготовились к совершению хаджжа вместе с Пророком, ﷺ, что дало бы им возможность научиться выполнению необходимых обрядов, услышать его слова, увидеть, что он будет делать, и передать его наставления тем, кого с ними не будет]. (После этого) в Медину явилось много людей, каждый из которых стремился подражать Посланнику Аллаха, ﷺ, и делать (всё) так же, как будет делать он. (Через некоторое время) мы двинулись в путь вместе с ним, а когда добрались до Зуль-Хулейфы, Асмаъ бинт ‘Умайс родила Мухаммада ибн Абу Бакра. (После родов) она послала к Послан­нику Аллаха, ﷺ, (человека, чтобы спросить): “Как мне поступить?” Он сказал: “Соверши полное омовение, опояшься (материей, которую надо использовать, пока не перестанет идти кровь), [Пророк имел в виду, что Асмаъ должна была надеть пояс, а потом взять широкий кусок ткани, пропустить его между ног и привязать его концы к поясу спереди и сзади] и войди в состо­яние ихрама”. После этого Посланник Аллаха, ﷺ, совершил в мечети молитву в два рак’ата и сел верхом на [сврю верблюдицу] аль-Касву . Когда же его верблю­дица поднялась на ноги в Байде [пустынной местности, расположенной между Меккой и Мединой ближе к Мекке], я увидел, что всё пространство перед ним, а также справа, слева и позади него, было заполнено всадниками и пешими насколько хватало глаз. Посланнику Аллаха, ﷺ, находивше­муся среди нас, ниспосылались (аяты) Корана. Ему было известно (их истинное) толкование, и что бы он ни делал, мы следовали его при­меру. (Сначала) он стал произносить слова, (свидетельствующие об) исповедании единобожия: “Вот я перед Тобой, о Аллах, вот я перед Тобой, вот я перед Тобой, нет у Тебя сотоварища, вот я перед Тобой; хвала Тебе, поистине, милость и владычество принадлежат Тебе, и нет у Тебя сотоварища”/Ляббай-ка, Аллахумма, ляббай-ка; ляббай-ка, ля шарика ля-ка, ляббай-ка; инна ль-хамда, ва-н-ни’мата ля-ка ва-ль-мулька, ля шарика ля-ка). Люди (вторили ему) и произносили те слова, которые они произносят (и поныне), что же касается Послан­ника Аллаха, ﷺ, то он не отвергал ничего из этого и продолжал произ­носить слова тальбийи».



Джабир, да будет доволен им Аллах, сказал: – Мы намеревались совершить только хаджж, (ибо) не знали о (допустимости совершения) ‘умры (в это время) [во времена джахилии совершение ‘умры в месяцы хаджжа считалось одним из тягчайших грехов]. Однако когда мы вместе с (Пророком) добрались до (Каабы), он при­коснулся к тому углу, (в который вделан Чёрный камень), а потом три раза (обошёл Каабу) мелким и быстрым шагом и четыре раза — обыч­ным. После этого он подошёл к месту Ибрахима говоря «сделайте же место стояния Ибрахима местом совершения молитвы» (аль-Бакъара, 2:125), и встал так, что это место оказалось между ним и Каабой». (Джа’фар ибн Мухаммад сказал): – Мой отец говорил (и я не помню, чтобы, говоря об этом, он рас­сказывал о ком-либо, кроме пророка, ﷺ), что во время совершения (этой молитвы в) два рак’ата (позади места Ибрахима Пророк), читал «Скажи: “Он, Аллах, Один”» [112-ю суру Корана], а также «Скажи: “О неверные”» [всю 109-ю суру Корана].

(Джабир сказал): – После этого он вернулся к углу (Каабы) и поцеловал (Чёрный камень), а потом вышел из ворот (мечети и направился к холму) ас-Сафа, приблизившись к которому прочитал (часть аята, где сказано) «Поистине, ас-Сафа и аль-Марва — из (числа) обрядов Аллаха» (аль-Бакъара, 2:158).

Потом он сказал: «Начну с того же, с чего начал Аллах», и на­чал (выполнять обряд ритуального бега) с ас-Сафы. (Пророк) под­нялся (на этот холм), когда же его взору открылась (Кааба), произнёс слова «Ля иляха илля-Ллах» и слова «Аллаху акбар», а потом сказал:
«Нет божества достойного поклонения, кроме одного лишь Аллаха, у Которого нет сотоварища; Ему принадлежит власть и Ему — хвала, Он всё может.
Нет божества достойного поклонения, кроме Аллаха, Который выполнил Своё обещание, помог Своему рабу и один разбил союзные племена[17]
«/Ля иляха илля-Ллаху вахдаху ля шарика ляху; ляху-ль-мульку, ва ляху-ль-хамду, ва хува ‘аля кулли шайъин къадир. Ля иляха илля-Ллаху вахда-ху, анджаза ва’да-ху, ва насара ‘абда-ху, ва хазама-ль-ахзаба вахда-ху/.
Он произнёс эти слова трижды, и после каждого раза обращался к Аллаху с мольбами. После этого он спустился вниз (и направился) к аль-Марве.
Достиг­нув дна вади, он пошёл быстрым шагом, а когда мы начали подни­маться, (перешёл на обычный шаг и) шёл (так), пока не достиг аль-Марвы. (Поднявшись) на аль-Марву, (Пророк) сделал то же, что делал на ас-Сафе, а когда поднялся на аль-Марву в последний раз[18], сказал:
«Если бы (то, что я знаю сейчас, было известно мне) раньше, я бы не гнал с собой жертвенный скот и сделал (свой обход вокруг Каабы и са’й) ‘умрой. Пусть же тот из вас, у кого нет с собой жертвен­ного скота, выйдет из состояния ихрама и (считает выполненные им обряды совершением) ‘умры».
(Услышав это), Сурака ибн Малик ибн Джу’шум поднялся со своего места и сказал: «О Посланник Аллаха, (так можно поступать только) в этом году или всегда?» Тогда Послан­ник Аллаха, ﷺ, переплёл между собой пальцы рук и дважды сказал: «‘Умра вошла в хаджж», (а потом добавил):
«Нет, это навсегда, навсегда». ‘Али, который (к этому времени) пригнал из Йемена жер­твенных верблюдов Пророка, ﷺ, увидел, что Фатима, да будет доволен ею Аллах, вышла из состояния ихрама, надела окрашенную одежду и подкрасила глаза сурьмой. Он выразил ей своё неодобрение, на что она сказала: «(Поступить так) велел мне мой отец».
(Впоследствии, находясь) в Ираке, ‘Али часто говорил:
«Тогда я пошёл к Посланнику Аллаха, ﷺ, стал порицать Фатиму за то, что она сделала, и спросил, что он (думает о её словах). Кроме того, я сообщил ему, что выразил ей порицание, (на что Пророк) сказал:
“Она сказала правду, она ска­зала правду”. (Потом он спросил): “Что ты сказал, когда (принял решение) совершить хаджж?” Я сказал: “О Аллах, я вхожу в состоя­ние ихрама с той же целью, с которой вошёл в него Твой посланник”.
Тогда (Пророк) сказал: “Я пригнал с собой жертвенный скот, и (поэтому) тебе не следует выходить из состояния ихрама”», общее же количество жертвенных животных, которых ‘Али пригнал из Йемена и которых гнал с собой Пророк, ﷺ, составило сотню.
После этого все люди, за исключением Пророка, ﷺ, и тех, кто пригнал с собой скот, вышли из состояния ихрама и укоротили волосы, а когда настал день «ат-тарвийа»[19], все они направились в Мину[20] и вошли в состоя­ние ихрама для совершения хаджжа.
Посланник Аллаха,ﷺ, добрался (до Мины) верхом и совершил там полуденную, послеполуденную, закатную, вечернюю и утреннюю молитвы, после чего немного подож­дал, пока не взошло солнце, и велел, чтобы для него поставили в Намире[21] палатку из войлока, а затем Посланник Аллаха, ﷺ, двинулся в путь. Курайшиты не сомневались, что он остановится у аль-Маш’ар аль-Харам[22], как всегда поступали курайшиты во времена джахилии.

Однако Посланник Аллаха, ﷺ, проехал дальше (и нигде не задержи­вался), пока не достиг ‘Арафата. Там он увидел свою палатку, разби­тую в Намире, где и остановился. (Он оставался там), пока солнце не начало клониться к закату[23], а потом велел, чтобы к нему (привели и) оседлали аль-Касву. Затем он добрался до дна вади[24] и обратился к лю­дям с проповедью, в которой сказал:
«Поистине, (взаимоотношения меж вами должны быть такими, чтобы) ваша кровь[25] и ваше имущество являлись для вас столь же священными, сколь священным является этот ваш день в этом вашем месяце в этом вашем городе![26]
Поистине, всё, что было во времена джахилии[27], (больше ничего не стоит и) отме­няется. Отменяется также мщение за кровь, пролитую во времена джахилии, и прежде всего я отменяю мщение за кровь Ибн Раби’и ибн аль-Хариса, который искал кормилицу в (племени) бану са’д и был убит людьми из (племени) хузайль. Кроме того, отменяется ростов­щичество времён джахилии, (как и все расчёты по взятому у ростов­щиков в долг), и прежде всего я отменяю всё, что люди задолжали ‘Аббасу ибн ‘Абдуль-Мутталибу, — всё это отменяется.
И бойтесь Аллаха в (том, что касается) женщин, ибо вы взяли их как то, что доверено вам Аллахом, и сделали их дозволенными для себя по слову Аллаха.
Вы (вправе) требовать от них, чтобы они не позволяли садиться на ваши ложа тем, кто вам не нравится[28], а если они сделают это, то бейте их, но не жестоко; они же вправе требовать от вас, чтобы вы кормили и одевали их согласно обычаю.
Я оставил вам то, благо даря чему вы никогда не собьётесь с пути, если будете крепко держаться этого, — Книгу Аллаха. Что вы будете говорить, когда вас станут спрашивать обо мне?» (На это люди) ответили: «Мы засвиде­тельствуем, что ты довёл, выполнил и дал добрые наставления».
После этого Пророк, ﷺ, поднял к небу указательный палец, а затем ука­зал им на людей и трижды воскликнул: «О Аллах, засвидетельствуй (это)!» (После завершения проповеди Билял) призвал людей на молитву, а потом объявил о её начале, и (пророк) провёл (с ними) полуденную молитву. Потом (Билял) снова объявил о начале молитвы, и (пророк) провёл (с людьми) послеполуденную молитву, а между этими двумя (молитвами) никаких иных молитв он не совершал.
Потом Посланник Аллаха, ﷺ, сел верхом и приехал к месту стояния (на ‘Арафате), где повернул свою верблюдицу аль-Касву в сторону кам­ней, (которые лежат у подножия горы ар-Рахма), так, что дорога, по которой проходили пешие, оказалась перед ним, и обратился лицом к кибле.
Он стоял так до заката, пока жёлтизна (неба) не стала менее яркой, а (солнце) не скрылось за горизонтом. Затем Посланник Аллаха, ﷺ, посадил позади себя Усаму, натянул поводья так сильно, что голова (его верблюдицы) коснулась (середины седла) [имеется в виду то место, на которое всадник кладёт ногу, когда устаёт от долгой езды], и сделал людям знак правой рукой, чтобы они хранили спокойствие и не торопились.
Достигая какого-нибудь холма, (Пророк) каждый раз немного отпус­кал поводья, пока (верблюдица) не поднималась наверх, и (так про­должалось, пока) он не добрался до Муздалифы. Там он совершил закатную и вечернюю молитвы, перед которыми был возглашён один азан, объявление же о начале молитвы (перед каждой из них возгла­шалось отдельно), а никаких добровольных молитв между ними он не совершал. После этого Посланник Аллаха, ﷺ, отдыхал до первых проблесков зари.

Когда заря занялась, он совершил утреннюю молитву после азана и икамы, а потом сел верхом на аль-Касву и при­ехал в аль-Маш’ар аль-Харам, где повернулся лицом к кибле, после чего обращался к Аллаху с мольбами и произносил слова «Аллаху акбар» и «Ля иляха илля-Ллах», пока не рассвело полностью.
(Пос­ланник Аллаха) двинулся в путь ещё до восхода солнца, посадив в седло позади себя аль-Фадля ибн ‘Аббаса, который был человеком с красивыми волосами, белой кожей и привлекательной внешностью. Когда Посланник Аллаха, ﷺ, находился в пути, мимо него проезжали женщины, которые сидели в паланкинах, укреплённых на спинах верблюдов. Аль-Фадль стал смотреть на них, а Посланник Аллаха, ﷺ, при­крыл его лицо своей рукой.
Тогда аль-Фадль повернул лицо в другую сторону и снова стал смотреть. Посланник Аллаха, ﷺ, прикрыл его лицо с другой стороны, но аль-Фадль снова повернул лицо в другую сторону и продолжал смотреть, и это продолжалось до тех пор, пока (Пророк) не добрался до дна вади Мухассар которое отделяет Мину от Муздалифы и не относится ни к одной из этих долин.
Там он стал понемногу подгонять (аль-Касву), а потом двинулся по средней дороге, ведущей к (столбу, который именуется) аль-джамрат аль-кубра [31], и подошёл к нему со стороны (росшего там) дерева.
Потом он бросил (в этот столб) семь мелких камешков, которые можно было бросать двумя пальцами [ класть камешек на большой палец и бросать его с помощью указа­тельного пальца], каждый раз восклицая
«Аллаху акбар!» Он бросал камешки из внут­ренней части вади [Гурана], а потом направился к месту жертвоприношения и своими руками принёс в жертву шестьдесят три (верблюда), осталь­ных же передал ‘Али, который принёс их в жертву. Таким образом, (Про­рок) принёс свой скот в жертву совместно с ним.
Потом он велел положить в котёл по куску мяса каждого из этих верблюдов и сварить (его), а когда мясо сварилось, оба они поели и мясо, и похлёбку. После этого Посланник Аллаха,ﷺ, сел верхом и направился к (Каабе).
В Мекке он совершил полуденную молитву, а потом подошёл к (людям из рода) бану ‘абдуль-мутталиб, поившим паломников водой из Замзама, и ска­зал: «Черпайте, о бану ‘абдуль-мутталиб, ведь я бы и сам черпал воду вместе с вами, если бы люди не стали бороться с вами за право поения». Тогда они передали ему бадью с водой, и он напился из неё.



Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (8 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *